Круассаны для строгой хозяйки

— С пылесосом обращаться умеешь? — старушка, сидевшая на соседней лавочке, смотрела на Полину сквозь хитрый прищур лучистых глаз.

— Что? — переспросила девушка.

— Спрашиваю, пылесос знаешь, как работает?

— Конечно, — растерянно произнесла Полина.

— Тогда пойдем. — старушка тяжело поднялась с лавки, опершись на трость.

— Куда?

— Ко мне пойдем, тебе ведь жить негде.

И, не дожидаясь ответа, побрела к подъезду, тяжело переставляя ноги. Полина подхватила сумку — весь ее багаж, нажитый за полтора года в столице, и отправилась следом. В лифте девушка старательно отводила глаза, она не понимала, чем пугает ее эта женщина, протянувшая руку помощи.

— Приехали, — сказала та, выйдя на шестом этаже. — Вот и моя квартира.

Старушка с трудом повернула ключ в массивной металлической двери, толкнула ее и жестом пригласила Полину. Девушка переступила порог, но не решилась пройти вглубь квартиры.

— Что стоишь-то, проходи, твоя комната по коридору направо, она у меня пустая стоит. Прямо — удобства, здесь — гостиная,

— хозяйка вела гостью по апартаментам, — кухня, моя келья.

— Келья? — переспросила девушка.

— В школе-то училась?

— Колледж окончила.

— И на кого училась?

— На менеджера.

— Продавщица, значит. Ну что, работа неплохая, только видно, что и продавать ты особо не умеешь. Ну да это твоя беда, не моя. Если думаешь, что жить у меня будешь вольно — лучше сразу иди, жить будешь по моим правилам, а я строга, моя милая. Кстати, зовут меня Зинаида Леонидовна, можно просто баба Зина, я не обидчивая.

— Полина.

— Хорошее имя, ну что, Полина, переодевайся, а потом приходи на кухню, чайку попьем и обо всем переговорим, расскажешь, как оказалась на улице.

— А как вы… — начала было девушка, но осеклась, заметив насмешливые искорки в глазах благодетельницы.

Глупая какая, она же битый час звонила по телефону, пытаясь найти временное пристанище. И в момент, когда старушка спросила про несчастный пылесос, собиралась нести в ближайший ломбард единственное колечко, в надежде выручить достаточную сумму на пару ночей в хостеле.

За чаем с подсохшими пряниками Полина рассказала бабе Зине все. О том, как поехала в столицу за своей любовью, оставив в родном городке родителей. О том, что родителям Ванька никогда не нравился, и затею с переездом в Москву они не одобряли. И о том, что не созванивалась с ними уже полгода. А еще о том, что в Москве Ваня сильно изменился, но она терпела, насколько могла.

— Ты работаешь?

— Да, в магазине, но у меня график «два через два».

— Ясно, а почему ты на улице оказалась?

— Ваня набрал кредитов, вся моя зарплата уходила на погашение, а вчера он заявил, что ему нужен еще один на новую машину.

— И ты ушла?

— Да, не могу больше, я же чувствую, он меня не любит.

— И у тебя нет денег, чтобы снять новое жилье, — старушка не спрашивала, утверждала. — Единственное, что не понимаю, есть же у тебя подруги, не может быть, чтобы у человека никого не было? Как можно жить в таком одиночестве?

Полина неопределенно пожала плечами:

— У нас были Ванины друзья.

— А твои? Что осталось твоего?

Полина растерянно смотрела на пожилую женщину, словно не понимая смысла вопроса.

— Ладно, девочка, пей чай, а потом будешь помогать мне на кухне. Тебе на работу когда?

— Завтра.

— Вот и хорошо, вечером и пропылесосить успеешь, пылесос у меня тяжелый, дочка купила моющий, а я с ним не справляюсь.

— У вас есть дочка?

— И дочка, и внуки, и даже один правнук, но они живут отдельно, так что ты никому не помешаешь, разве мне не понравишься, я бабка строгая.

И они стали жить вместе, Полина ходила на работу, а вечерами спешила домой, прихватив по дороге круассаны, которые «строгая» старушка очень любила.

— Ты мне так фигуру испортишь, — ворчала та, ставя на плиту старый чайник.

Как-то утром она вошла в комнату девушки и сказала:

— Давай-ка, поднимайся, у нас к вечеру будут гости.

— Дети приедут?

— Нет, но гости желанные.

Полина, поняв, что хозяйка не хочет говорить на эту тему, отправилась в душ.

Она все успела: убралась в квартире, приготовила гостиную и даже испекла пирог впервые в жизни. Она как раз доставала его из духовки, когда в дверь позвонили.

— Сама открою, — сообщила баба Зина, щелкая затворами.

15 кустовых хризантем от AzaliaNow

В коридоре раздались голоса, Полина уже не могла сдержать любопытства, выглянула и обомлела — гостями были ее родители. Мама неловко переминалась у порога, а отец протягивал букет довольной бабе Зине.

— Спасибо вам за дочку.

— Но как? — прошептала девушка.

— Как-как, не бросай телефон без присмотра, — ответила баба Зина. — Негоже от самых близких людей прятаться. Ты что, хотела им доказать, что взрослая и у тебя хорошо? Ванечку своего слушала, он, поди, говорил, что родители против вашей любви, а я ведь только позвонила, они сразу примчались. Эх, девчонка, не понимаешь еще, что главное, ну да ладно, веди гостей в гостиную.

А потом они долго сидели за столом и говорили, говорили, говорили… А вечером следующего дня баба Зина провожала Полину, уезжавшую с родителями домой.

— Ты, того, приезжай, когда захочешь, пылесос ждет.

— Совсем забыла, — Полина достала из сумки пакет, — круассаны для «строгой» хозяйки.

В тусклом свете перронных фонарей было заметно, что в глазах бабы Зины заискрилась грусть.

— Приезжай, дочка, в гости, ждать тебя буду.

Spread the love
Прокрутить вверх