Букет "Признание чувств" от AzaliaNow

Невестка не работает, что делать?

Она поняла, что в семье сына все будет наперекосяк, с первого взгляда на Вику, невесту Сергея, но предугадать масштабы бедствия Наталья Викторовна не смогла бы даже в самых своих безумных фантазиях. Пятый год они женаты, пятый год у Натальи Викторовны болит душа за сына.

Это надо же – сноха-блогер, или как их там сейчас называют. Работать не хочет, дома тоже ничего не делает, еду им приносят готовую, а на днях у себя на канале писала, что и убираться к ним приходят, это зачем ее Сереженьке такая жена?

Он один работает, а она только и делает, что перед камерой крутится, глупость миру демонстрирует, позорит их фамилию. А тут еще беда – в больнице, где Наталья Викторовна работает медсестрой, узнали о славе ее снохи, теперь и на работу ходить не хочется, все кажется, что в ординаторской и процедурной только и делают, что обсуждают видео Вики. Был бы жив Дмитрий Анатольевич, разве он позволил бы жениться их единственному сыну на этой. А Сергей слабовольный, окрутила его эта бездельница, теперь вот работа, подработки, дошел – от крепкого парня одна тень осталась.

Наталья Викторовна позвонила сыну:

– Сереженька, ты видел? Как что, твоя звезда интернета опять вас на посмешище выставила, всем рассказывает, что прислугу себе завела, приходят, грязь после нее вычищают. И что это за еда? Она что, совсем не готовит? В роликах все время то пицца, то роллы, будь они неладны. Ты бы хоть ко мне зашел, поел нормально.

Сергей, разумеется, отказался, опять будет по забегаловкам бегать. Наталья Викторовна убрала телефон в карман, работать надо.

– Случилось что, Наталья Викторовна? – участливо спросила Катюша, молодая медсестричка.

– Все нормально, давай в третью палату на процедуры. – Наталье Викторовне потребовалось время, чтобы прийти в себя, ей все труднее удается сдерживаться.

«На пенсию бы и уехать куда-нибудь, не думать о Сереже и рано ушедшем Дмитрии», – привычно думала женщина, глядя в окно. За окном – хмурая февральская оттепель, красящая мир в бело-серый цвет. Все в ее жизни теперь такое, лишенное ярких красок, а ведь совсем недавно были надежды, стремления, были радости.

– Наталья Викторовна, как вы думаете, меня сегодня пораньше отпустят? – Катюша вернулась с процедур и теперь села за журнал. – Мне очень надо, у подружки беда, от нее муж ушел.
Наталья Викторовна оживилась:

– Как ушел? Почему? Долго прожили?

– Пять лет.

– Пять лет, – протянула женщина, почему-то улыбаясь. Но Катюша не заметила улыбки, она, наконец, нашла случай рассказать о том, что беспокоит:

– Представляете, у Кристи и Борьки вроде все хорошо было. О Борисе никто плохого слова сказать не мог и вот, ушел к другой. Когда только все успевал, на двух работах пахал, Кристя не работала, дома сидела. Теперь-то ей каково, надо идти работать, да и привыкла она к хорошей жизни, а тут вот она – реальность. Только нового мужа искать, а они на дороге не валяются, такие как Борька, чтобы обеспечивал всем и ничего не требовал, – в голосе «обеспокоенной» Кати слышалось плохо скрываемое злорадство.

Наталья Викторовна отошла, наконец, от окна, вот она – надежда, осталось все продумать.

Пару недель у женщины ушло на подготовку, и в конце февраля на почту Сергея пришло письмо, вернее на общую почту молодой семьи. Разумеется, Вика прочла его первым, Наталья Викторовна с удовлетворением наблюдала за возмущениями снохи в прямом эфире. Блогерша плакалась подписчицам на неверность мужа. Позже посыпались сообщения с фейковых страниц соцсетей, в мессенджеры.

Наталья Викторовна была благодарна соседу Федору, который помог все организовать, разумеется, она его отблагодарила, но была уверена не только в том, что вычислить ее участие не получится, но и в том, что Федор будет молчать.

Она перестала звонить сыну, боясь даже подумать, какие скандалы разгораются в их доме. Через неделю Сережа пришел сам, с чемоданом.

– Поживу у тебя?

– Конечно, это и твой дом тоже. Что-то случилось?

– Да ерунда какая-то, сам не пойму, просто поссорились с Викой.
Вика пришла на следующий день, плакала в холле больницы, жаловалась на Сергея.

– Представляете, эта девушка пишет, что у них все серьезно, и она даже хочет от него ребенка.

– А ты? Ты хочешь ребенка?

– Я никогда об этом не думала, вернее, хотела, но попозже, надо пожить для себя, пока молодые.

– Вика, то, что ты живешь для себя – я уверена, а Сережа? Он работает на двух работах, очень устает, а что его ждет дома? Что такого, чего он легко не сможет найти на стороне? Только не говори о любви, ее там нет. Посмотри, сколько одиноких красавиц вокруг.

– Так нашел он совсем не красавицу.

– Да? – Брови Натальи Викторовны поползли вверх, ей-то казалось, что фото, которое они сгенерировали с Федей, отвечало всем канонам красоты снохи, этакий образ ее мечты.

– Представляете, а вчера она даже прислала ему букет. Букет!!!

– Да уж, – только и ответила Наталья Викторовна. Она не сразу решилась заказать букет для Сергея, но сейчас поняла, что это было правильное решение.

– Это стало последней каплей, я бросила цветы ему в лицо, а он ушел. Скажите, Сережа у вас или отправился к той?

– Зачем тебе Сережа, Вика? Он обеспечивает твое безбедное существование, позволяя оставаться безответственным ребенком?

– Но что делать? Он еще и карточку мою заблокировал.

– Твою?

– Нет, она оформлена на Сережу, но пользовалась я.

– Даже не знаю, что тебе посоветовать. Для начала тебе надо повзрослеть, бросить ведение блога, ну или заняться этим профессионально, только перестань уже пускать весь мир в свою семейную жизнь, я знаю Сережу, ему это неприятно.

– Он просил. Я брошу, но помогите мне вернуть его.

– Не знаю, дочка, смогу ли я помочь, – Наталье Викторовне впервые стало жаль сноху, – займись своей жизнью, домом, в конце концов.

– Можно я приду к вам вечером, я хочу его увидеть.

Разве могла она отказать? А через неделю Сергей вернулся к жене, Наталья Викторовна не держала. Вика записалась на курсы визажистов, решив переориентировать свой блог. А еще она вспомнила о дипломе парикмахера и устроилась в салон красоты.
За окном шел затяжной осенний дождь, но Наталье Викторовне мир больше не казался таким унылым.

Spread the love