Офисный альфонс

– Аллочка завела себе альфонса, а расплачиваемся всем отделом, – проворчала Настя Захарова, когда, наконец, сотрудницы нашего офиса разбредались после внепланового совещания, устроенного Романом Валерьевичем, в обиходе Романистом, возлюбленным нашей финансовой директрисы Аллы Ивановны.

Романиста взяли на должность всего месяц назад, но за этот месяц мы изрядно подустали от чрезмерной инициативы, оказывающейся по факту, совершенно безумной отсебятиной. Человек, далекий от специфики маркетингового отдела, впрочем, немного разбирающийся в продажах, если учесть главный талант – продать свое обаяние молодого мужчины весьма дорого, сделал работу офиса невыносимой.

Где познакомились Алла Ивановна и Романист, нам неизвестно, зато мы с точностью до дня знали дату знакомства, сразу после дня рождения Кузнецовой. Мы тогда немного разгулялись после работы, посидели прямо в отделе до закрытия Делового центра. Наутро собирались на службу слегка виноватые, в страхе, что железная бизнес-леди, Ивановна, обязательно заметит следы вчерашнего банкета на наших лицах. Но Ивановна заявилась позже обычного, оживленная, радостная. Потом был месяц свободы, во время которого мы беспечно радовались редкому появлению нашей Аллочки на службе. А в конце этого месяца Алла Ивановна вызвала в кабинет Галину Сергеевну, начальника отдела и указала ей на дверь.

Причину немилости мы узнали весьма скоро, когда нам представили нового нашего начальника – Романиста. Он был хорош: крепкое спортивное тело, зубы, слишком белые, чтобы быть натуральными и широкая улыбка, которая, впрочем, делала его лицо слегка глуповатым. Но уже на следующий день мы поняли – дело не в улыбке.

На нас посыпались инициативы одна глупее другой. В наш виртуальный век он решил сделать акцент на печатном мусоре, билбордах и, о ужас, рекламе на общественном транспорте. Если учесть, что наш клиент – человек состоятельный и редко пользуется автобусами – идея провальная. Зато он завалил ведение каналов в соцсетях, да и вообще интернет-пространство не жаловал, что было странно, учитывая его возраст.

Если бы нам до этого рассказали, что человек может так внезапно поглупеть, мы вряд ли поверили, но у нас перед глазами постоянно маячила наша Ивановна, превратившаяся от пылких чувств в особу милую и наивную.

Ситуация накалялась, Романист, дорвавшийся до власти, нагружал нас бессмысленной работой, за месяц он придумал такое количество маркеров-отчетов, что мы забыли о личной жизни даже в выходные. Но, разумеется, все наши мучения к бизнесу не имели никакого отношения, его промахи списали на нашу нерадивость, и нас лишили премии.

По этому поводу было организовано очередное совещание, Романист вообще высоко ценил свои коммуникативные способности и свой талант руководителя, и «совещался» по любому случаю. Несколько раз в неделю мы после работы должны были выслушивать монологи недалекого Романиста.

– Надо что-то делать, девочки, пропадем, – поддержала Захарову Верочка Кузякина, девушка юная, но смышленая.

– Может попробовать его соблазнить? – хором спросили Нелька Светлова и Ритка Синенко.

– Нет, мы попробуем иначе. Наш герой чрезвычайно скуп и завистлив. Что он боится больше всего?

– Потерять Ивановну?

– Вот-вот.

На следующий день к нам прибыл курьер с огромным букетом алых роз. Букет был адресован нашей Алле Ивановне. Внутри лежала записочка: «Удивительной».

Девчонки напряглись, они ждали реакции Ивановны. Та, разумеется, подумала, что букет прислал Романист, пригласила его в свой кабинет. Наш герой выскочил оттуда красный, и сразу же уехал из офиса. На следующий день наш отдел работал без начальника, а Ивановна пришла позже обычного и не показывала носа из кабинета. В пятницу мы решили повторить трюк с букетом и заказать цветы, в этот раз это были лилии.

Алла Ивановна смутилась, но заметно, что она ищет записку в букете. Не зря искала, мы позаботились, чтобы дежурный комплимент был на месте. В этот раз мы назвали ее «трепетной», даже не согрешив против истины. Трюк с букетами мы повторяли еще раз пять, до тех пор, пока Романист не исчез из нашего отдела. Мы облегченно вздохнули, а из Аллы Ивановны исчезла наивная трепетность. Впрочем, она вскоре повстречала весьма состоятельного мужчину, но это совсем другая история. А вот о судьбе Романиста нам ничего не известно, возможно, нашел теплое местечко рядом с какой-то дамой элегантного возраста.

Spread the love
Прокрутить вверх