Розы или тюльпаны? Вот в чём вопрос…

Николай стоял перед витриной и о чём-то сосредоточенно думал.

Ольга стояла рядом, переминаясь с ноги на ногу. Руки от того, что она держала тяжёлую сумку, у неё затекли, но она ничего не говорила мужу. Не привыкла жаловаться на трудности.

– Девушка! – наконец оторвался от витрины мужчина и обратился к продавщице. – Вот эти кружки с цветами у вас сколько стоят?

– Четыреста рублей, – отозвалась полная женщина из-за прилавка, к которой обращение «девушка» не подошло бы даже с большой натяжкой, – там внутри кружки ещё и чай имеется.

– Ого! Вот это нормально! – обрадовался Николай. – Сразу и чай заварят, меня добрым словом вспомнят.

– Как ты думаешь? – деловито обратился он к продолжающей стоять около витрины Ольге, – понравится Алле Витальевне такой подарок?

– Не могу сказать, – тихо отозвалась Ольга, – тут надо знать, какие цветы она любит. Купишь с тюльпанами, а ей розы по вкусу. Да и не факт, что она любит пить чай из кружек. Может быть, чашки с блюдечком предпочитает. Или бокал какой-нибудь необычной формы…

– Да не заморачивайся ты, – перебил Николай, – у неё дел невпроворот. То один проект просмотри и подпиши, то смету на готовую продукцию сдай, то телефон трещит как неугомонный без умолку. Сама же знаешь, она очень занятой человек…

– Тогда, может быть, она вообще чай не пьёт? – с оттенком равнодушия в голосе промолвила Ольга. – Ты тут стараешься, выбираешь, а ей это всё и не нужно. Передарит твой подарок кому-нибудь и не вспомнит о тебе ни разу.

– Чашки у нас в продаже, кстати, тоже имеются, – подала из-за прилавка голос продавщица, – пожалуйста, этого добра в наличии сколько угодно.

И она широким жестом указала на соседнюю витрину, где красовались чашки с витиеватыми ручками.

Шагнувший было к ним Николай, резко остановился. Цены там были весьма «кусачими».

Понятно, что чашка более эффектна по сравнению с обычной, пусть даже и украшенной цветами, кружкой, но отдать полторы тысячи вместо четырехсот рублей Николаю было не по карману.

– Мужчина! – нетерпеливо позвала его продавщица. – Вы что-нибудь брать будете? А то мне в другой отдел бежать надо. Одна работаю на два отдела, сменщица заболела, вот и ношусь туда-сюда как неугомонная. Ну, решили?

– Сейчас, – кивнул Николай, – Вы это… Вы пока идите, куда Вам надо, а я постою и ещё подумаю.

– Ну, думайте, – насмешливо заметила толстая продавщица, – как только надумаете – позовёте. Я рядом буду, в соседнем отделе, там, где электрочайники. В общем, найдёте. – И она исчезла.

– Что же всё-таки взять? – через минуту продолжал мучиться в догадках Николай, – вот ту розовую с георгинами или вот эту с тюльпанами на зелёном фоне? А, может, эту, где ромашки… Или, правда, вот эту яркую, с розами?

Он решительно не знал, как поступить. То, что предпочитает его начальница, он не знал тоже. Пока не знал, потому что работал на новом месте всего третий месяц. Правда, Алла Витальевна очень быстро заприметила серьёзного и толкового молодого человека, благодаря усердиям которого продажи стройматериалов заметно выросли. Выписав Николаю в конце первого месяца весьма ощутимую премию, начальница пригласила его в один очень интересный проект, где сотрудники одновременно делились опытом работы и составляли план реализации на будущие полгода.

– Розы или всё-таки тюльпаны? – продолжал раздумывать Николай. У него даже шапка на затылок съехала, а макушка покрылась испариной. То ли от мыслей, то ли от того, что в магазине было невозможно жарко.

– Всё-таки пусть лучше на кружке будут тюльпаны, – решил он. – Март – месяц, когда розы ещё не цветут, а тюльпаны будут в самый раз.

Он покрутился на месте, отыскивая глазами продавщицу, и не найдя, отправился в соседний отдел.

– Подобрали? – поинтересовалась та, и было неясно, то ли в голосе звучит облегчение, что покупатель наконец сделал выбор, то ли она это спрашивает по привычке, потому что этот вопрос ей приходилось задавать людям постоянно.

– Ага! – кивнул Николай. – Давайте вон ту, с розовыми тюльпанами на светло-зелёном фоне.

– Сейчас подам, минуту, – и продавщица отошла к кассе, чтобы запереть её. А потом вдруг неожиданно спросила:

– Цветы не хотите купить, молодой человек? У нас тут такие тюльпаны завезли, не хуже, чем на той посуде, что ты купить, как я поняла, своей начальнице хочешь, – неожиданно перешла она на «ты».

– Цветы? – замялся Николай. – Да они не достоят до восьмого марта, рано ещё.

– Жене купи цветы, бестолковый, – бесцеремонно продолжила похожая на большую тыкву продавщица, – ты посмотри на супругу-то. Мало того, что в её присутствии чужой женщине подарок выбираешь, так ты ведь даже ни спросил, может она чего хочет.

Николай метнул на продавщицу быстрый взгляд:

– Знаете, что я Вам скажу?..

Но та не дала произнести мужчине даже двух слов и продолжила вполголоса:

– Знаю, милый. Всё знаю. Начальницам, конечно, подарки делать надо, я не спорю. Но нельзя же так. Чужой тётке при жене выбирать подарок, а её саму оставить с нулём. Эх ты…

И с таким волнением было произнесено это «эх, ты…», с таким укором, что Николай смутился.

– Да я, – начал он, словно оправдываясь, – я ведь купил ей подарок-то. Просто он дома стоит, не распакованный ещё.

– А сейчас цветы купи! – продолжала шептать продавщица, поглядывая на совсем приунывшую Ольгу, – не велик разор тебе. Зато как половинку свою вторую порадуешь.

– Ну, ладно, – решился Николай, – несите сюда ваши тюльпаны. Надеюсь они у вас свежие?

– Только что срезаны! – не терпящим возражения голосом произнесла продавщица.

Ольга даже не смотрела, как Николай расплачивался за кружку. Она согнула ногу в тёмно-синем замшевом ботинке и поставила в образовавшийся проём тяжёлый пакет. Не совсем поняла она и того, чему улыбался выросший прямо перед ней Николай.

– Вот, это тебе! – и он протянул её три нежно-розовых тюльпана.

– Мне? – растерялась Ольга. – Так… восьмое марта ещё нескоро. Целых пять дней до него.

– Причём тут восьмое марта? – бодро спросил Николай, – это тебе просто так, потому что весна наступила.

– Потому что весна? – повторила машинально Ольга.

– Ну да, – всё так же, улыбаясь, произнёс Николай. – Цветы вот ради тебя выросли, да какие красивые!

– Они пахнут! – улыбнулась Ольга, – представляешь, они пахнут!

– Конечно! – подала из-за прилавка голос продавщица. – У нас левой продукции не бывает. У хозяина магазина своё место в тепличном хозяйстве имеется, так что цветы у нас самые настоящие, не откуда-нибудь привезенные. Летом огурчики молодые будут, а сейчас – и она кивнула на букетик в руках Николая, – цветы вот выращиваем.

– Спасибо, ой, спасибо! – говорила в восторге Ольга. Она то и дело нюхала завернутые в целлулоидный пакетик тюльпаны, и глаза её блестели от радости.

Розовые и белые тюльпаны от AzaliaNow

Розовые и белые тюльпаны от AzaliaNow

– А дома… – заговорщически произнёс Николай, – тебя ещё подарок ждет. Только я тебе его восьмого марта вручу.

– Какой там подарок… – задумчиво сказала Ольга. – Твое внимание – и есть самый лучший подарок.

А Николай, глядя на смешно засунутый в пакетик с тюльпанами нос жены, весело рассмеялся.

Spread the love
Прокрутить вверх