Цветы для тещи

Тамаре Андреевне Артем не понравился сразу, еще до первой их встречи, не такого будущего она хотела для единственной дочери. Анжелика – жена цветочника, цветочница, это надо же, с ее-то образованием, культурой. Тамара Андреевна и встречаться с ним не хотела, но Анжелочка настояла.

«Ну что ж, встретим врага во всеоружии», – думала женщина, отмывая и без того безупречно чистую квартиру. С пятницы она закрылась на кухне, ни муж Олег Петрович, ни дочь Анжелика старались не вторгаться на запретную территорию.

– Вроде пироги с капустой, – тянул носом Олег Петрович, который, признаться, давно был голоден, пара бутербродов, съеденная на ужин, лишь приглушила аппетит.

– Нет, с черникой, я сама ходила за ней в магазин.

– Хочет сразить будущего зятя наповал, – авторитетно заявил отец, щелкая пультом телевизора.

– Зачем, папа, зачем все эти сложности, пришли бы завтра с тортиком, посидели часок, чайку бы выпили, ну ведь все так делают.

– Наша мама не все!

– Этого я и боюсь.

Наконец настал час Х, в гостиной был накрыт стол: белоснежная скатерть ручной работы, столь же изысканные салфетки в кольцах, купленных в дорогом бутике, тонкий фарфор, фужеры, раритетные столовые приборы.

– Зачем это все, Томочка?

– Пусть знает, в каких условиях выросла наша девочка.

– Думаю, он вряд ли оценит, помнишь нас с тобой в молодости, разве это все имело значение? Они просто влюблены, это важно, а остальное пустяки.

– Не важно? Если ему приспичило влюбляться, выбирал бы себе девицу на рынке, или где он там торгует своими цветами, отмечали бы знакомство с родителями в чебуречной.

– А что, чебуреки – весьма неплохо.

– Ты лучше молчи, видишь, я вся на нервах, да еще мясо слегка подгорело.

– Уверяю тебя, этого никто не заметит.

Дочь и Артем пришли вовремя. Артем с улыбкой протянул Тамаре Андреевне букет роскошных хризантем.

– Что, некондиция, утилизируешь? – съязвила женщина.

– Мама, ты что, ты хочешь, чтобы мы ушли?

– Мы? Да нет уж, проходите, зря я, что ли, готовила?

Артем сделал вид, что не заметил колкости, прошел в гостиную, поздоровался с отцом Анжелики, сел на указанное место.

– Ну что, Артем, расскажите о своих планах, – спросила потенциальная теща, не дав даже наполнить бокалы.

– А давайте выпьем за наши планы, – нашелся молодой человек, – мы с Анжелой будем жить вместе. Я буду развивать свой бизнес, Анжела пусть выбирает, чем заниматься.

– Как это выбирает? Из чего?

– Она может заниматься домом, семьей или работать.

– Хочешь в четырех стенах, значит, закрыть. Слышишь, дочка, дома будешь сидеть в халате потрепанном.

– Почему в халате? – голос Анжелики дрожал.

– А зачем тебе дорогие вещи дома-то? Ну, если что, муж на рынке что-нибудь купит, у них на рынке такие вещи хорошие за бесценок, так ведь, Артем?

– Бывают и хорошие, но, я думаю, Анжела должна сама решить, чем ей заниматься, она же не зря университет окончила. А уж ее гардероб – сугубо ее дело.

– Ну вот, у нее университет, а вы чем можете похвастаться?

– Не думаю, что это повод для хвастовства, но у меня политехнический ВУЗ за плечами.

– А почему же вы занимаетесь этой ерундой?

– Разве цветы – ерунда, это подаренные признания, проявление любви.

– Ой-ой-ой, давай, убеждай меня, так пафосно. Я вот сразу сказала, никаких цветов, зачем тратить деньги на то, что завянет через пару дней?

– Ты невыносима, мама, мы хотели сказать, что сегодня расписались.

– Как это? – лицо Тамары Андреевной вытянулось, морщины стали резче, она словно постарела лет на десять за одну секунду. – А где вы жить будете? У нас?

– Нет, мы будем жить у Артема.

– На его съемной квартире?

Но Анжела не ответила, она тянула молодого мужа в коридор, на ходу натягивая куртку.

– Что это? – растерянно воскликнула женщина, когда за молодыми захлопнулась дверь.

– Похоже, мы потеряли дочь.

– Как это потеряли? Ничего, помучается по съемным квартирам, хватит лиха – прибежит, куда денется.

Но дочь не пришла ни через неделю, ни через месяц. Зато каждое утро приходил курьер с большим букетом цветов.

Первый букет алых роз Тамара Андреевна выкинула в мусорное ведро со словами:

– Купить меня хочет за свои веники.

Но, получив корзинку с нарциссами на следующий день,растерялась. Поставила корзину на стол в гостиной и долго молчала, разглядывая желтые головки цветов.

А потом были фрезии, ромашки, гипсофилы, пионы – каждый раз разные букеты с маленькой визиткой внутри. Когда в выходной к Тамаре Андреевне пришла Марина Игоревна, самая близкая подруга, надо же было утешить брошенную мать, она сильно удивилась.

– Красота какая, никогда не видела столько цветов разом. А я лет десять не получала цветов, – вздохнула Марина Игоревна.

– Ох, Марина, он у меня дочь увел, какие уж тут цветы.

– Скажешь тоже – увел, дети вырастают, нельзя всегда держать их при себе.

– Но, Марина, он – продавец цветов, почему так-то?

– Позвонила бы ты им, Томочка.

– Ни за что!

Но она набрала номер, отпечатанный на визитке, как только за подругой закрылась дверь.

– Артем, я хотела спросить, как вы там, Анжелочка не берет трубку.

– Как хорошо, что вы, Тамара Андреевна, позвонили, я и сам уже собирался. Мы хотели бы пригласить вас на новоселье, мы переехали в свой дом. Приезжайте в выходные, я скину адрес.

В выходные Тамара Андреевна и Олег Петрович ехали в гости к Анжелике и Артему.

– Я волнуюсь, но знаешь, я подумала, цветы – это вовсе неплохо, тем более и девчонки мне теперь завидуют. Говорят, что у нас самый лучший зять.

Spread the love
Прокрутить вверх